carpe_libros (carpe_libros) wrote,
carpe_libros
carpe_libros

Categories:

Курортная жизнь в литературе. Мариенбадская элегия

Курортная жизнь в литературе. Несчастливая любовь, часть 1. Гёте и Ульрика фон Леветцов


Панно на стене Главной колоннады в Мариенбаде

Ульрика фон Леветцов (Theodore Ulrike Sophie von Levetzow), которую обессмертил великий поэт, родилась 4 февраля 1804 года в Лёбнице в Богемии.

В августе 1821 года, приехав в Мариенбад, Гёте познакомился с 17-летней баронессой Ульрикой фон Леветцов. Отеческое участие, с которым относился к девушке поэт, перешагнувший уже рубеж 70-летия, очень скоро переросло в любовь. В 1823 году Гёте попросил руки возлюбленной (сватом был великий герцог Карл Август Саксен-Веймар-Эйзенахский), но получил отказ. Чувство печали нашло своё выражение в «Мариенбадской эллегии», созданной в 1823 году. После этого Гёте больше никогда не приезжал в Чехию.



А всё началось в далёком 1810 году, кода во время пребывания Гёте в чешском городе Теплице, он знакомится с Амалией фон Леветцов – матерью шестилетней Ульрики.
В 1812 Гёте приезжает в Теплице и на следующий год вновь появляется в семье фон Леветцов. Потом пять лет перерыва. В 1818 году Гёте опять посещает Карлсбадский край.

В 1821 году Гёте едет в Марианские Лазни (в М.Лазнях живет бабушка Ульрики).
Именно там, в доме бабушки Ульрики, Гёте встретил свою старую знакомую Амалию фон Леветцов и её старшую дочь Ульрику. Овдовевшая мать и семнадцатилетняя дочь, которая в это время заканчивала учёбу во французском пансионе в Страсбурге, пробудили Гёте от семилетней депресии, гнетущей его после смерти жены Кристины фон Гёте. В своем дневнике он писал «...не чувствовал в себе и около себя ничего, кроме пустоты и спокойствия смерти...».

По просьбам любопытных германистов Ульрика написала (в старости) «Воспоминания о Гёте».
«Воспоминания» Ульрики повествуют о первой встрече с Гёте в Марианских Лазнях. Ульрика пишет: «Бабушка меня позвала к себе и девушка мне сказала, там находится какой-то старый господин, который меня хочет видеть.... Когда я вошла в комнату, где также была и моя мать, она представила меня: «Это моя старшая дочь Ульрика.» Гёте меня взял за руку, с улыбкой на меня посмотрел и спросил меня, как мне нравятся Марианки. Последний год я провела в Страсбурге в французском пансионе, мне было только семнадцать лет, о Гёте я не знала вообще ничего, какой это известный человек и знаменитый поэт, поэтому я нисколько не стеснялась этого ласкового господина, не имела никакого стеснения, которое обычно при знакомствах с новыми людьми я испытывала».

В 1823 году в Мариаских Лазнях находилась вся семья фон Леветцов, то есть мать с тремя дочерьми Ульрикой, Бертой, и Амелией, бабушкой и дедушкой.

«В то лето Гёте был ко мне очень ласков, при каждой возможности мне уделял знаки внимания» - пишет Ульрика. Гёте в своем дневнике даёт хронологию этого чешского лета – в августе 1823 года мать и дочь фон Леветцов уехали из Марианок в Карловы Вары, Гёте следовал за ними.

28 августа 1823 года в день рождения поэта Ульрика вместе с Гёте «... имели счастье провести свидание на Локте (Локет)».
Далеко не последнюю роль в истории любви Ульрики и Гёте играли и мать, и бабушка, и дедушка и, конечно же, герцог Карл Август, « который был очень дружен с нами и относился к нам с большой приязнью», и который взял на себя роль свата. Ульрика так описывает это предложение руки: «... и это был он, воевода Карл Август, кто сказал моим родственникам и мне, чтобы я вышла замуж за Гёте. Гёте подтвердил это и часто это повторял, он сам мне описывал, как бы это выглядело, если бы я была первой дамой двора в Ваймаре. Моя мать твёрдо стояла на том, что не будет ни одну из своих дочерей уговаривать или заставлять выйти замуж. Со мной она об этом говорила и спросила, нравится ли мне Гёте и его предложение, на что я ей ответила, что если она этого желает, то я так сделаю. Она ответила: «Нет, дитя моё, ты ещё слишком молода для этого, но это предложение является честью.... Ты должна решить сама, можешь ли стать женой Гёте. Я сказала: «... если бы он был совсем одиноким, то тогда могла выйти за него замуж. Но у него есть сын, который женат и который живёт у него в доме, у него есть семья, а я не хочу занимать место девятнадцатилетней мачехи. Ему этого не надо, ему надо другое, а для меня уйти от матери, сестёр, дедушки с бабушкой было бы очень тяжело, я ещё вообще не хочу выходить замуж».

Стефан Цвейг в новелле «Мариенбадская элегия» (Из цикла «Звездные часы человечества») пишет:
«...Чем кончилось сватовство, в точности неизвестно; видимо, госпожа Левецов ответила уклончиво, и решение было отложено. Итак, Гете принужден довольствоваться надеждой на счастье, мимолетным поцелуем, ласковым словом, а между тем его все сильнее томит желание снова упиться юностью в этом нежном обличье. Снова он нетерпеливо и страстно домогается благосклонности фортуны; преданно следует он за любимой в Карлсбад, но и здесь не находит ничего, кроме полуобещаний в ответ на свои пламенные чувства...»

Гёте не получил окончательный ответ! И это подтверждается обращением к матери, госпоже фон Леветцов накануне нового 1824 года: «Передо мной стоит новый настенный календарь 1824 года, и все 12 месяцев выглядят так чисто. Неизвестно: который день откроется для меня в красный цвет, который в чёрный, всё так чисто, желания и надежды летают туда-сюда. Если бы они могли встретиться с Вашими. Только бы на пути их исполнения ничего! ничего! не стояло!... А если моя милая ... будет хотеть... потом всё будет проще. При этом я надеюсь, что она не отрицает, что приятно быть любимой, не смотря на то, что любовник может иногда казаться неприемлемым».


Памятник Гёте перед городским музеем

Именно в этот после дня рождения период, проведённый с Ульрикой в Локете, рождается «Мариенбадская Элегия» - вершина любовной лирики Гёте, его лирического творчества.

Стефан Цвейг в новелле «Мариенбадская элегия»:

Пятого сентября 1823 года дорожная коляска медленно катится по дороге от Карлсбада к Эгеру... На первой же почтовой станции Гете выходит из коляски, и спутники его видят, как он торопливо набрасывает что-то карандашом на случайно попавшем под руку клочке бумаги; то же повторяется на протяжении всего пути до Веймара... В Веймаре, у цели путешествия, закончено и стихотворение; это не что иное, как «Мариенбадская элегия», самая проникновенная, глубоко лиричная, а потому и самая любимая песнь его старости, — мужественное прощание и новый героический взлет...
В зените между двумя сферами его чувств, между последней страстью и последней жертвой, между новым началом и завершением, стоит 5 сентября 1823 года — прощание с Карлсбадом, прощание с любовью — незабвенный миг душевного перелома, претворенный в вечность потрясающей жалобой. Мы вправе назвать этот день достопамятным, ибо немецкая поэзия не знала с тех пор более блистательного часа, чем тот, когда мощное чувство мощным потоком хлынуло в эти бессмертные стихи.»



Скульптура «Гёте и его муза»
Ульрика фон Леветцов в 1821 году
И.В.Гёте в 1823 году – гравюра с портрета Ореста Кипренского
Памятная доска Гёте на городском музее

Tags: Мариенбад, круг чтения
Subscribe

Posts from This Journal “Мариенбад” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments