Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Lady reading poetry

Памяти Марины Цветаевой

Марина Ивановна Цветаева (26 сентября [8 октября] 1892 - 31 августа 1941)

Борис Пастернак "Памяти Марины Цветаевой"

Хмуро тянется день непогожий.
Безутешно струятся ручьи
По крыльцу перед дверью прихожей
И в открытые окна мои.

За оградою вдоль по дороге
Затопляет общественный сад.
Развалившись, как звери в берлоге,
Облака в беспорядке лежат.

Мне в ненастьи мерещится книга
О земле и ее красоте.
Я рисую лесную шишигу
Для тебя на заглавном листе.

Ах, Марина, давно уже время,
Да и труд не такой уж ахти,
Твой заброшенный прах в реквиеме
Из Елабуги перенести.

Торжество твоего переноса
Я задумывал в прошлом году
На снегами пустынного плеса,
Где зимуют баркасы во льду.

*****

Collapse )

Collapse )

Collapse )
Lady reading poetry

Цитата

Тревоги людей до странности усугублялись заблуждениями того времени; мне представляется, люди тогда (почему — сам не знаю) были более склонны верить пророчествам, астрологическим расчетам, снам, ведьминским сказкам, чем когда-либо до или после. Не знаю, развилось ли это плачевное настроение в результате безумств тех людей, которые наживались на нем — я хочу сказать, наживались, публикуя всякого рода прогнозы и предсказания; но твердо можно было утверждать: люди были страшно напуганы такими изданиями, […] все, или почти все предсказывающие, явно или косвенно, гибель города.

Даниэль Дефо «Дневник чумного года» (1722 год, об опыте человеческого выживания во время Великой Чумы 1665 года в Лондоне)
Carpaccio virgin reading

Мишель Пастуро «Зеленый. История цвета»

“Viride est id quod habet vires –
Зеленое есть есть то, что обладает мощью”

Варрон


Книга Пастуро о зеленом цвете оказалась для меня совершенно неожиданной. Зеленый цвет и отношение к нему удивительно загадочное и непростое.
История зеленого цвета  – это история взлетов и падений. То он входил в моду, то уходил в тень, иногда им восхищались, часто пренебрегали, и только сейчас он дождался подлинного признания. Зеленый цвет долго недооценивали, относя его к категории второстепенных цветов.
Collapse )
Lady reading poetry

Ольга Токарчук. Размышления о неизбежных новых временах

"Разве мы не вернулись к нормальному ритму жизни? А что если не вирус является нарушением нормы, а как раз наоборот — беспокойный мир до его появления был ненормальным? Вирус напомнил нам о том, что мы так страстно отрицали: мы хрупкие существа, созданные из самой деликатной материи. Что мы умираем, мы смертны.

Он заставил нас понять, что, независимо от того, насколько слабыми или уязвимыми мы себя чувствуем, вокруг нас есть люди, которые еще слабее и нуждаются в помощи. Он напомнил нам, насколько уязвимы наши родители, бабушки и дедушки и насколько они нуждаются в нашей заботе. Он показал нам, что наша лихорадочная мобильность угрожает миру. И он задал нам вопрос, на который нам самим редко хватало смелости: что же мы на самом деле ищем?"

Collapse )
Bogdsnov-Belsky-Reading-in-the-garden

Умберто Эко

"Я заметил, что среди семи миллиардов жителей планеты неизбежно есть определенная часть идиотов, многие из которых прежде высказывали свои бредни лишь родным или друзьям в баре, так что их суждения не выходили за пределы узкого круга. Сегодня же значительная часть этих людей получила возможность выразить свои взгляды в социальных сетях. Следовательно, у них есть широкая аудитория, их мнения перемешиваются со множеством других, высказанных людьми разумными.
Обратите внимание, что в моем определении «идиотов» не было расистского подтекста. Никто не является дураком по профессии (за редким исключением), но отличный лавочник, отличный хирург, отличный банковский служащий может наговорить глупостей по вопросу, в котором он не разбирается или над которым недостаточно долго размышлял. Еще и потому, что комментарии в интернете оставляют сгоряча, не имея времени подумать.
Collapse )
Bogdsnov-Belsky-Reading-in-the-garden

Мы не пашем, не сеем, не строим ©...

Эту скульптурную группу я обнаружила сегодня совершенно случайно недалеко от работы.

Post_20200207_Bürokraten1.JPG
Моя первая мысль, неужели это литературный памятник "Трем толстякам". Но сказка Олеши вряд ли хорошо известна в Германии.

"Бумажные важные люди" - понятие интернациональное, тем более группа стоит перед зданием с многочисленными офисами.

Сделав несколько фотографий, я решила поискать табличку с именем автора и названием скульптуры (кстати, не нашла и только дома выяснила, погуляв по интернету).
И тут начинается самое интересное ...
Collapse )
Bogdsnov-Belsky-Reading-in-the-garden

Калимера, или в Греции всё есть


"Путешествовать и молчать об этом - не только противоестественно, но и глупо. Более того - невозможно".
Петр Вайль



Метеоры

О поездке в Грецию я мечтала давно, наверное, еще в школе.
Но, все не складывалось. Меня подтолкнула «Пенелопиада» Маргарет Этвуд, прочитанная в прошлом году.

Наш маршрут: на пароме из итальянской Анконы до Игуменицы, затем Додона, Ионнина (город, озеро и остров), Метеоры, Дельфы, Афины, Микены, Нафплион, Эпидаврос, Коринфский канал, Олимпия, Рио, Патры.
12 дней.
Collapse )
Lady reading poetry

Артуро Перес-Реверте «Ева»

Сначала хочу сама себя похвалить - когда я в декабре позапрошлого (2017) года читала роман Переса-Реверте «Фалько» я предположила, что писатель напишет продолжение и угадала.


Collapse )
Lady reading poetry

Эрик-Эмманюэль Шмитт






... мы, писатели, творим не для себя, а для других. Мои книги несут двойную функцию – это и свет, и зеркало. Свет – дабы озарить вам путь, зеркало – дабы вы узнали в нем себя. Это многоплановый проект, обширный, как энциклопедия.

Чтение – вот что делает книгу ценной.

Читать плохо – не значит бросить книгу. Читать плохо – значит принять текст за истину в последней инстанции и проглотить его не рассуждая, не разжевав мысленно. А хорошо читать – значит взглянуть на нее критически со стороны.

Глупец найдет в каждой религии то, что ищет, то есть худшее. Мудрец найдет в каждой религии то, чего не искал, то есть лучшее.

Верят люди в Бога или не верят, они Ему не подвластны, ибо дорожат своей свободой. Им, и только им самим дано наслаждаться плодами этой свободы, которая будет существовать лишь постольку, поскольку они ею пользуются. И независимо от того, пусты или обитаемы Небеса, только сами люди несут ответственность за людей. Более того, они несут ответственность и за Бога. Лишь они могут перетолковывать Его или понимать буквально, слушать Его или оставаться глухими к Нему, читать Его заповеди внимательно или небрежно, оттачивать на Нем свой критический дух, превозносить мудрость священных книг, их построение, их замысел или же выдергивать из них цитатки на тот или иной случай.


Эрик-Эмманюэль Шмитт «Человек, который видел сквозь лица»